Размер шрифта

  • Decrease
  • Normal
  • Increase
Горячая линия офиса
+375 (17) 355-08-29

 

Об имплементации конвенции ООН о правах ребенка и правах людей с инвалидностью.

08/02/2020

В рамках своей деятельности Центр проблем детского развития Левания осуществляет информирование родителей детей с особенностями развития по проблемам и вопросам, связанным с реализацией права детей на образование в Республике Беларусь.

Мы проводим просветительские мероприятия по наиболее актуальным темам, которые мы определяем, анализируя поступающие к нам запросы и разбирая проблемы, с которыми сталкиваются дети и их родители.

Так, за последние полтора года нами было получено и обработано более 200 запросов из разных регионов Республики Беларусь. Анализ этих данных позволяет нам видеть реальные проблемные ситуации на местах, их особенности в каждом конкретном случае, а также в обобщенном виде понимать структуру и типологию основных проблем системы образования.

Результаты нашей работы мы публикуем в ежегодных публичных мониторинговых отчетах, а также регулярных комментариях и отчетах, которые мы направляем непосредственно в Министерство Образования. К сожалению, предметного разбора и обсуждения предоставляемых документов до сих пор не происходит, не смотря на то, что это является одним из обязательств государства как в рамках ратифицированных конвенций, так и в соответствии с национальным законодательством.

Данный текст представляет собой краткое обобщение ситуации с реализацией обоих конвенций (UNCRPD, UNCRC) в части соблюдения права на образование для дискриминируемых групп, и в частности – для детей с особенностями развития и детей с инвалидностью.

Основная инфраструктура и нормативная база социальной защиты и системы образования не претерпела хоть сколько-то заметных изменений за последние двадцать лет и находится на уровне 90х годов прошлого столетия. Ключевые понятия и принципы, заложенные еще в советский период продолжают реализовываться в полной мере, невзирая на ратифицированные конвенции и обязательства о гармонизации и исключении противоречащих принципам конвенций дискриминирующих норм.

Так, на начало 2020 года в законодательстве РБ отсутствует понятие инклюзивного образования, в неразрывной его связи с принципами и ценностями конвенции.

Сохраняется в полной мере патерналистское отношение к ребенку как к объекту заботы, а не субъекту права.

Также ни в какое степени не меняется преимущественно медицинское понимание инвалидности и соответствующая такому подходу маршрутизация детей по образовательным маршрутам. Компетентностный подход при оценке образовательных возможностей не применяется. Образование, таким образом, практически напрямую определяется состоянием здоровья, а не уровнем способностей и образовательным потенциалом ребенка.

Сами образовательные маршруты не предусматривают индивидуализации и зачастую существенно занижают возможности в плане качества и уровня образования.

До сих пор в нормативной базе, касающейся права на образование, полностью отсутствует система защиты от проявлений дискриминации. Также отсутствует понятие разумного приспособления и отказ от нее как вид дискриминации. Право ребенка на образование подменяется формулировкой «возможность» и, соответственно, разрушается субъектная конструкция и ответственность государственных органов по обеспечению данного права.

Кроме того, ключевая идея конвенции о наилучших интересах ребенка к сожалению никак не отражается в национальном законодательстве. Действующие нормы оперируют формулировкой законные интересы ребенка, что, очевидно, принципиально другое понятие, подрывающее дух и основной ценностный принцип конвенции.

При анализе самой структуры проекта Кодекса об образовании и содержании его Статьи 11 п. 5 мы видим, что на уровне высшего нормативного правового акта, регулирующего общественные отношения в сфере образовании, система общего, основного, образования (для нормотипичных детей) регулируется отдельно от системы специального образования (для детей с особенностями психофизического развития, в том числе для детей с инвалидностью).

Данное разграничение является прямым нарушением требований Конвенции. Так, в соответствии со статьей 24 Конвенции, а также Стандартными правилами обеспечения равных возможностей для людей с инвалидностью, «государству следует обеспечивать, чтобы образование людей с инвалидностью являлось неотъемлемой частью системы общего образования». «Следует обеспечить, чтобы вопросы, связанные с образованием людей с инвалидностью, являлись составной частью национального планирования в области образования, разработки учебных программ и организации учебного процесса».

Кроме того, уже на уровне определений и целей образования - общего и специального – присутствует унижение чести и достоинства людей с особенностями психофизического развития, поскольку целью специального образования является «подготовка», а не «воспитание и обучение в интересах личности».

(Статья 263.  П. 1. Кодекса) Специальное образование направлено на подготовку лиц с особенностями психофизического развития к трудовой деятельности, семейной жизни, их социализацию и интеграцию в общество, формирование у них необходимых компетенций.

 

В то время как определение общего образования:

(Статья 1 п. 1.15. Кодекса) образование – обучение и воспитание в интересах личности, общества и государства, а также совокупность приобретенных знаний, умений, навыков и компетенций, определенных объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и профессионального развития личности, удовлетворения ее образовательных потребностей и интересов;

Как следствие, программы специального образования сильно упрощаются, и не способствуют интеллектуальному, духовно-нравственному, творческому, физическому и профессиональному развитию учащихся с особенностями психофизического развития, удовлетворению их образовательных потребностей и интересов.

Анализируя поступающие запросы, мы наблюдаем низкий уровень информированности законных представителей о законодательных правах детей с инвалидностью и особенностями развития. Наиболее низкий уровень информированности мы наблюдаем в небольших городах и сельских населенных пунктах.

Сообщения законных представителей говорят о том, что в некоторых государственных учреждениях (ЦКРОиР, школы, сады) администрация/специалисты не информируют их о доступных для них правах, услугах и возможностях. Например:

v родители не информируются о наличии права на сопровождение для ряда категорий детей с ОПФР и об условиях его предоставления: не всем детям с РАС члены ПМПК озвучивают возможность предоставления индивидуального сопровождения; в некоторых ЦКРОиР в заключениях указывают «персональное сопровождение» без разъяснения о том, что имеется в виду групповое сопровождение, соответственно, родители, подписывая заключение, не понимают, что на самом деле у их ребенка не будет индивидуального сопровождения; для детей с ДЦП законодательно предусмотрена возможность сопровождения помощником воспитателя, но ЦКРОиР не озвучивают ее родителям.

v не предоставляется информация о возможности организации подвоза учащихся или получения услуг социальной няни и прочее.

В некоторых случаях при попытке реализовать свое право законные представители получают от государственных органов учреждений образования нерелевантную и недостоверную информацию вследствие недостаточной информированности специалистов системы образования. В результате, имеют место случаи, когда права детей, закрепленные законодательно, на практике на местах не реализуются.

Наиболее часто возникают следующие проблемы:

v некоторые ПМПК после обследования ребенка берут подпись родителя в графе «с заключением согласен» на пустом бланке и говорят прийти за заполненным заключением через несколько дней или недель, что является грубым нарушением;

v отказы администраций ДДУ и школ в открытии интегрированных групп и классов – администрации учреждений отказывают в открытии групп или классов интеграции, обосновывая это тем, что нет финансирования и/или  подготовленного персонала, в некоторых случаях без объяснения причин советуют обратиться в другое учреждение образования.

Такие действия являются неправомерными. Однако в результате некоторые родители вынуждены ежедневно отвозить своих детей в другой населенный пункт, поскольку учреждения по месту жительства не выполняют свои обязанности, предусмотренные законом.

v Размещение интегрированного 1 класса в помещении гардероба, без естественного света и вентиляции. Администрация предложила провести ремонт за счет родителей.

v недостоверное информирование о сроках получения дошкольного образования и условиях продления этого срока для детей с ОПФР.

 

Участие родителей в образовательном процессе происходит лишь по инициативе самих родителей (при их достаточной осведомленности о наличии такого права) и при наличии доброжелательного отношения со стороны учреждения образования.

Например, в школах организуется консилиум психолого-педагогического сопровождения согласно Методическим рекомендациям по совершенствованию работы по организации интегрированного обучения и воспитания. На заседаниях консилиума имеет право присутствовать законный представитель ребенка, который может вносить свои дополнения в диагностическую карту психолого-педагогического сопровождения. Однако на практике законных представителей не информируют о наличии такой возможности и о предстоящем заседании, на самой диагностической карте подпись законного представителя не требуется, а информация вносится под заголовком “со слов законного представителя”.