Размер шрифта

  • Decrease
  • Normal
  • Increase

Горячая линия офиса
+375 (17) 256-08-29

Мониторинг обращений граждан за июль 2017 года

10/09/2017 -- Olga

За период с 1 по 30 июля 2017 года в ППУ «Офис по правам людей с инвалидностью» поступило 67 обращений граждан, из которых 37 обращений были приняты к детальному рассмотрению юристами Офиса.
 
Обратившиеся граждане (в цифрах):
- женщины –38;
- мужчины – 28;
-дети - 1.
Среди них:  
- с 1 группой инвалидности – 9;
- со 2 группой инвалидности – 35;
- с 3 группой инвалидности – 14;
- без группы – 7.
 Дети – 1, среди них:
 - с 4 степенью утраты здоровья – 1;
 
Региональное распределение обращений:
- обращения из г. Минск – 30;                             
- обращения из регионов – 37.
 В отчетном периоде рассмотрено:
 
1.     Обращения, касающиеся достаточного жизненного уровня и социальной защиты – 19.
2.     Обращения, касающиеся доступности – 4.
3.     Обращения, касающиеся здоровья – 17.
4.     Обращения, касающиеся образования – 4.
5.     Обращения, касающиеся труда и занятости – 13.
6.     Обращения касающиеся уважения дома и семьи  - 6
7.     Обращения касающиеся индивидуальной мобильности – 2
8.     Обращения касающиеся доступа к правосудию – 2
 
Наибольшее количество обращений за отчетный период содержало вопросы, касающиеся достаточного жизненного уровня и социальной защиты, здоровья, также труда и занятости.
 
Пример:
 
В настоящих судебных разбирательствах предметом рассмотрения был вопрос: может ли родитель, страдающий психическим заболеванием, в ситуации, когда брак расторгнут, а ребенок оставлен здоровому родителю – как минимум встречаться с ребенком, участвовать в его воспитании, как максимум – проживать вместе с ребенком.
При этом, в обоих случаях, наиболее уязвимой группой оказались женщины, страдающие психическими расстройствами.
   
В качестве доказательной базы суды использовали заключения управлений образования, спорта и туризма «О необходимости защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего», а также заключения Республиканского научно-практического центра психического здоровья.
В первом случае, управление образования обосновало свою позицию следующим образом: «диагноз «шизофрения» входит в перечень заболеваний, при которых родители не могут исполнять свои родительские обязанности (согласно Постановлению Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 30.03.2010 N 36) и, следовательно, целесообразно рассмотреть вопрос об отобрании несовершеннолетней». Во втором случае также было заключено, что: «К. имеет диагноз «параноидная шизофрения», который входит в перечень заболеваний, препятствующий выполнению родительских обязанностей».
Таким образом, по мнению управлений образования, сам по себе факт наличия у родителя психического расстройства является основанием для отобрания ребенка.
Иную, противоположную позицию в отличие от управлений образования, в защиту прав матерей, занял РНПЦ психического здоровья:
«В связи с запросом суда… о наличии либо отсутствии у гражданки К. заболевания, препятствующего выполнения ею родительских обязанностей, РНПЦ психического здоровья сообщает следующее: при вынесении заключения по указанному выше вопросу ВКК руководствуется Перечнем заболеваний, при котором родители не могут выполнять родительские обязанности. В соответствии с письмом Министерства здравоохранения Республики Беларусь, от 19.08.2015 г. №25 Перечень может использоваться исключительно в отношении лиц, являющихся обязанными возмещать расходы, затраченные государством на содержание детей находящихся на государственном обеспечении. А соответствующее заключение ВКК, выданное обязанному лицу в соответствии с Перечнем, может использоваться исключительно при рассмотрении компетентными органами вопроса об освобождении указанных лиц от возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей находящихся на государственном обеспечении. Гражданка К. не является обязанным лицом и, в связи  с изложенным, РНПЦ психического здоровья не может предоставить заключение ВКК о наличии либо отсутствии у гражданки К. заболевания, препятствующего выполнения ею родительских обязанностей».
Несмотря на то, что  сложившаяся судебная практика не в компетенции врачей, мы считаем важным их позицию, поскольку именно она в наибольшей степени отвечает интересам родителей.
Тем не менее, в отношении данных дел, суды приняли решения об ограничении участия родителей в воспитании детей.
Офис  полагает, что подобное отношение к родителям, страдающим психическими расстройствам, иллюстрирует стигматизацию общества, идет в разрез с нормами внутреннего и международного права. Начиная от норм Конституции, гарантирующих равенство всех перед законом и право без дискриминации на равную защиту прав и законных интересов. Заканчивая ст.13 Закона Республики Беларусь от  7 января 2012 г. № 349-З «Об оказании психиатрической помощи»: государственная политика в области оказания психиатрической помощи направлена на формирование позитивного общественного мнения в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями), улучшение морально-психологического положения таких лиц в семье, коллективе, обществе. Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, принятые Генеральной Ассамблеей ООН, не допускают никакой дискриминации на основании психического заболевания. При этом под дискриминацией понимается любое отличие, исключение или предпочтение, следствием которого является отмена или затруднение равного пользования правами.
Таким образом, сегодня мы сталкиваемся с тем, что суды, управления образования принимают решение об ограничении в воспитании детей лишь на основании того факта, что родитель страдает психическим расстройством, буквально толкуя название упомянутого перечня. Исключить подобную практику – задача, которую предстоит решать.