Размер шрифта

  • Decrease
  • Normal
  • Increase

Горячая линия офиса
+375 (17) 256-08-29

Как бездумные формулировки и халатность управленцев разрушают счастливую семью

Городские власти решили сделать молодую минчанку бездомной: по достижении совершеннолетия её хотят принудительно отселить от матери, которая нуждается из-за инвалидности в постоянной помощи и уходе. Парадоксально: чтобы жить с мамой и не превратиться в «законного» бомжа, надо… стать инвалидом!

История Татьяны Кришталь и её дочери Виктории началась больше года назад, когда им пришло первое «письмо счастья». Смысл его таков: исполнится дочери 18 – придётся ребёнку съехать с квартиры, носящий социальный характер, ведь в ней могут проживать лишь люди с инвалидностью, ветераны и престарелые.

Татьяна, получившая серьёзную травму в молодости, сегодня пользуется инвалидной коляской. В 1997-м она заселилась в эту квартиру в специальном доме, приспособленном для жизни с такой формой инвалидности, на условиях, аналогичных социальному жилью. Вскоре появилась Виктория, с которой бок о бок Татьяна прожила всё это время.

Сегодня Татьяна вспоминает: было непросто растить дочь одной – отношения с мужем испортились, пришлось развестись. Зато Вика подросла и превратилась в незаменимую помощницу – стало легче. А сейчас понятно: Виктории пришлось стать серьёзной, самостоятельной и включиться во взрослую жизнь гораздо раньше своих сверстниц. Вика успевала не только по дому помогать, но и хорошо учиться. Сейчас она получает профессию юриста в вузе.

– Нас хотят разлучить – мол, так по закону положено, – разводит руками Татьяна. – Хотят сделать мою дочь бездомной. Предлагали зарегистрировать её в ночлежке или в студенческом общежитии… Разве это справедливо?

 

 

 

 

 

 

 

 

Сюрприза в виде выселения не ждали, и вот почему. Оказывается, всё то время, пока семья жила в социальном доме его законный статус менялся, а значит, изменялись правила проживания и, что самое важное, – права жильцов. И факт: ни о каких юридических изменениях жильцы дома не знали! Их мнения не спрашивали, желания не учитывали, да и ознакомить с изменениями не потрудились вовремя. О новых правилах, которые, к слову, серьёзно ухудшают правовые гарантии жильцов, решили сообщать по факту – во время очередного собрания жильцов показали новые договоры, рассказывает Татьяна. Там жильцы и увидели новый пункт: исполнится детям 18 – их выселят. Хотя при заселении в дом всех заверяли: никаких проблем с проживанием детей не будет.

Чиновники соцзащиты, пороги которым Татьяна обивает не первый месяц, ссылаются на закон: «такие правила», а совершеннолетний ребёнок обязан содержать родителя-инвалида. Причём эти «правила» написаны именно этими чиновниками. От такой обязанности дочь Виктория, конечно же, не отказывается, но пока она студентка и находится на полном обеспечении мамы. Разве есть что-то зазорное в том, что ребёнок получает образование (и по возможности подрабатывает), а не отправился сразу же после школы трудиться?

Вот так Татьяна с Викторией оказались в юридической ловушке.

– По факту, если бы Вика была сиротой или я от нее отказалась, то у нее было бы намного больше прав, чем сейчас! – возмущена социальным государством Татьяна. – Очень грустно: чтобы жить со своей мамой, здоровому ребёнку нужно также получить инвалидность! И никак по-другому. Если вдруг и получится добиться адекватного понимания ситуации от чиновников и Вику оставят со мной, то при первой же возможности – например, после моей смерти – выбросят на улицу.

Юристы Офиса по правам людей с инвалидностью обращают внимание на юридический аспект: государство игнорирует право этих женщин на семью, которое гарантировано статьёй 32 Конституции Республики Беларусь, а также обязанности и права членов семьи заботиться друг о друге (статья 65 Кодекса о браке и семье). Кроме того, государство лишает Татьяну помощника, тем самым, делает её одиноко проживающим человеком с инвалидностью, который нуждается в особой дополнительной помощи, а эту необходимую поддержку оно-то и должно гарантировать! Получается, и государство становится заложником ситуации: дочь, взявшую на себя роль бесплатного помощника, отселяют. Вместо этого государство должно будет обеспечить Татьяну дополнительным набором специальных услуг и мер социальной поддержки, соответственно, затратить на это дополнительные бюджетные средства.

Игнорируется и пункт 4 статьи 23 недавно подписанной и ратифицированной Беларусью Конвенции о правах инвалидов, в которой устанавливается, что государства-участники обеспечивают, чтобы ребёнок не разлучался со своими родителями против их воли. Ни при каких обстоятельствах ребёнок не может быть разлучен с родителями по причине инвалидности либо самого ребёнка, либо одного или обоих родителей. Кроме того, в истории героинь немало других подводных камней: например, незаконное снятие с очереди на жильё, несвоевременное информирование управленцами социального жилья. Тот случай, когда множественная дискриминация очевидна, а достучаться до правды не получается… Ситуация парадоксальная как с точки зрения общечеловеческих ценностей, так с точки зрения юридических аспектов, вызванная халатным отношением чиновников и «переписыванием» норм «под себя». Так, игнорируются интересы граждан, в том числе тех, кому нужна дополнительная защита и поддержка.

Фото из личного архива Татьяны Кришталь