Размер шрифта

  • Decrease
  • Normal
  • Increase
Горячая линия офиса
+375 (17) 355-08-29

 

Доступность и самостоятельный образ жизни: чему можем поучиться у Польши

17/08/2016

Что изменилось в Польше после подписания и ратификации Конвенции о правах инвалидов? Доступная среда – обязательство польского правительства или востребованная общественностью необходимость? Легко ли устроиться на работу в Европе человеку с инвалидностью? Познакомиться с опытом страны-соседки смогли почти два десятка представителей белорусской общественности, которые в разных ракурсах касаются темы инвалидности в своей повседневной деятельности. Для них Офисом по правам людей с инвалидностью и фондом «TUS» была организована ознакомительная поездка в Польшу в рамках стартовавшей программы «Повестка 50».

Ратифицировали, проблемы начали решаться

Участники ознакомительного визита смогли сразу с трёх сторон взглянуть на процесс подписания и ратификации международной конвенции, а также на то, как страна готовит свои отчеты об ее исполнении – правительственный и альтернативный. Так, например, руководитель Офиса Уполномоченного правительством по вопросам людей с инвалидностью при Министерстве социальной политики и семьи Мирослав Пшевозник рассказал, что после подписания Польшей в 2012 году Конвенции о правах инвалидов началось активное совершенствование законодательства – его начали «подтягивать» до международных стандартов. С тех пор особенно пристальное внимание уделяется таким сферам, как образование людей с инвалидностью (на момент подписания международного документа высшее образования имели 20 процентов поляков без инвалидности и только 9 процентов поляков с инвалидностью), трудоустройство людей с инвалидностью на свободном рынке труда (ранее преобладали предприятия защищенной занятости), доступность среды. В их профильном министерстве появилась отдельная должность – заместитель (помощник) министра по делам людей с инвалидностью и, собственно, отдельное подразделение.

– Многие страны пошли по такому пути: сначала подписали и ратифицировали конвенцию, а потом работали над тем, как выполнить взятые на себя обязательства. Так, было, например, в Голландии, Норвегии, Болгарии,  – рассказывает представительница Департамента международного сотрудничества Министерства социальной политики и семьи Яна Мачиевская. – Мы выбрали иной путь: сначала перевели конвенцию, далее просмотрели все ее статьи и сделали анализ национального законодательства, чтобы понять, куда двигаться после ратификации. И только в 2012-м ратифицировали, хоть подписали сразу же после появления.

Как уверяют представители правительства, на всех этапах деятельности активно включались неправительственные некоммерческие организации, у которых была возможность комментировать и вносить свои предложения. И это дало свои плоды: часть предложений была учтена, так как профильное министерство признает, что НГО чаще сталкивается с практической реализаций существующих стандартов и норм, потому и знает, на что обратить внимание стоит больше.

В независимом органе – Офисе Уполномоченного по правам человека (омбудсмена) – представила свое видение Магдалена Курус. Нынешний омбудсмен, рассказала она, сам какое-то время был активистом НГО, потому со случаями нарушения прав человека знаком не понаслышке. На данный момент он вправе не только констатировать и предупредить сторону, нарушающую права, но и довести дело до Конституционного суда.

– На данный момент не редки случаи, когда к нам обращаются и люди с инвалидностью, – рассказывает представительница ведомства. – Например, не так давно омбудсмен инициировал процесс изменения нормы, которая касается дееспособности. До этого в законодательстве было закреплено, что человек, лишенный дееспособности, не имеет права принимать никакие решения, в том числе и те, что касаются его жизни. Такой однозначный подход из человека делал безвольного субъекта, не способного действовать даже при желании. Это недопустимо, особенно в свете подписания Конвенции о правах инвалидов.

Польский омбудсмен пять лет поднимал вопрос и ратификации международного документа, именно он постоянно «напоминал» правительству о важности его принятия и исполнения. И многое после ратификации, говорит Магдалена Курус, изменилось в лучшую сторону. Например, сейчас абсолютно вся общественно-важная информация должна быть доступна для всех, в том числе для людей с любой формой инвалидности.

– Безусловно, не все проблемы решены, но процесс пошел, – отметила она.

Правительство страны после ратификации конвенции обязано отчитываться перед международным сообществом, что и делает. Однако параллельно готовится и альтернативный отчет о том, как обстоят дела в стране в сфере прав людей с инвалидностью. Он представляет собой видение общественности об исполнении норм конвенции и происходящих в стране изменениях. О методологии и процессе подготовки рассказал активист Яцек Задрожны. Польские специалисты уже рассказывали беларусским коллегам о своей деятельности над альтернативным отчетом, в Беларуси также подготовлен Нулевой отчет.

Убираем физические барьеры

После подписания международного документа работа пошла в разных направлениях. Например, одной из наиболее важных сфер является архитектурная доступность среды. Как вспоминают поляки, лет 15 назад на улицах практически невозможно было встретить человека на коляске или с белой тростью, потому что даже небольшое путешествие (от дома до магазина) могло закончиться для него трагически. Ситуация стала меняться: власти городов приспосабливают транспорт, общественные здания, пешеходные зоны – одним словом, все то, чем мы пользуемся ежедневно.

Как рассказал специалист по устранению архитектурных барьеров, исполнительный директор Управления городского транспорта Варшавы Адам Заёнц, в городе стараются делать ремонты с учетом принципов универсального дизайна. Новые здания и сооружения, само собой, должны быть доступны.

– Например, старые остановки, требующие ремонта, мы перестраиваем по венскому типу – сами ездили учиться в Австрию. Постепенно пункты общественного транспорта становятся доступным и людям на колясках, и слепым, и людям с потерей слуха, – рассказывает он. – Конечно, не все остановки идеальны, и не на каждом трамвае уедешь, но мы сделали так, чтобы у человека была и об этом информация. Такие мелочи помогают в перемещениях людям с особыми потребностями, а мы пока продолжаем устранять барьеры. Кроме этого, мы стараемся быстро реагировать и тут же ликвидировать мелкие препятствия – например, появившиеся ямы. На это в городском бюджете всегда есть деньги.

Польский архитектор, проектировщик универсального дизайна Гжегож Рыцек провел по Варшаве экскурсию, рассказав какие инновационные архитектурные решения облегчают жизнь (не только людям с инвалидностью, но и всем остальным – пожилым, родителям с колясками, людям маленького роста и т.д.), а какие сильно усложняют.Например, двойные перила при входе в подземный переход довольно удобны – они помогут и человеку с нарушенной мобильностью, и уставшему офисному работнику, и родителям с детьми.

А вот дорожные знаки, установленные по середине пешеходной дорожки и разрешенные парковки на тротуаре делают практически невозможным перемещение по городу людям на колясках и велосипедистам. Заканчивающиеся стеной пешеходные дорожки и отсутствие специальных обозначений на тротуарах, «лишние» ливневые канализации и непонятный звук светофоров – все это барьеры, с которыми городу еще предстоит распрощаться.

Всеобщая доступность

Международное понимание доступности совпадает с пониманием это термина Офисом по правам людей с инвалидностью: доступность предполагает ликвидацию всех форм барьеров, и не только архитектурных.

Например, каждый житель Польши должен иметь возможность получить достойное образование. Наличие или отсутствие инвалидности в этом деле не должно играть определяющей роли. Именно поэтому многие университеты стремятся ликвидировать возможные неудобства тех студентов, которые имеют какие-либо особые потребности. Первым таким вузом стал Варшавский университет, где еще в 1990-х появился центр поддержки студентов с инвалидностью.

– У нас нет цели предоставить привилегии или дополнительные льготы тем, кто имеет инвалидность, но мы считаем важным поддержать тех, кому нужна помощь в процессе учебы, – рассказывает директор Департамента по делам людей с инвалидностью Варшавского университета Доната Конжик. – По запросу мы помогаем озвучивать книги и лекции, публикуем инфоматериалы шрифтом Брайля, предоставляем персонального ассистента. Для нас совершенно не важно, есть ли у студента «законная» инвалидность, обратиться к нам может каждый. Мы оказываем индивидуальную поддержку. И я очень рада, что количество студентов с различными формами инвалидности не уменьшается, наоборот, все больше людей с нестандартными потребности имеют возможность учиться.

Многие польские организации работают также и над расширением трудовых возможностей для людей с инвалидностью: они подыскивают рабочие места на свободном рынке труда для своих партнеров (именно так они называют тех, кто обратился к нам за помощью), помогают получить дополнительные компетенции, сопровождают их во время работы. Так, например, не первый год этим занимается социальный кооператив «Открытые двери».

– Нам очень важно, чтобы у каждого была возможность включаться в общественную жизнь, пользоваться полнотой своих прав, а еще – чувствовать себя полезным и зарабатывать деньги самостоятельно, – рассказывает директор кооператива «Открытые двери». – Наши партнеры работают в ресторанах фаст-фуда, вахтерами и на других работах. Их, по необходимости, сопровождает ассистент. Есть возможность трудиться и в самом кооперативе – мы открыли социальное кафе «Красный велосипед», вся выручка которого идет на поддержку нашей деятельности. Вот такой есть у нас пример социального предпринимательства.

На уровне городских властей идет такая же работа, рассказали в Управлении района Воля Варшавы. Местные власти способствуют трудоустройству людей с инвалидностью. 

Есть отдельные фирмы, помогающие устроиться на работу людям с инвалидностью. Например, представительница фирмы «Ювентус» рассказала, как они помогают подобрать работу людям с инвалидностью, а работодателям – сотрудника с инвалидностью с учетом потребностей каждой из сторон. У польских фирм есть обязательство трудоустраивать людей с инвалидностью: в компании их должно быть не менее шести процентов, иначе придется платить повышенные отчисления в правительственный социальный фонд.  При этом работодатели всегда заинтересованы не в «формальном» работнике, а в том, кто сможет взять на себя часть работы, потому обращаются в специальные агентства типа «Ювентуса» за нужным человеком.

Постепенно расширяется и информационная доступность: появляются специальные обозначения-пиктограммы в общественных местах, есть «говорящие» лифты, сайты польских госорганов обязаны иметь доступный интерфейс и т.д. Нередко сами люди с инвалидностью инициируют информационные проекты, заставляющие общественность задуматься о существующих проблемах инвалидности. Яркий тому пример – сайт «Хромая Варшава», запущенный в виде блога несколько лет назад Изабеллой Сопольска. Городская активистка, столкнувшись в свое время с архитектурными трудностями города, начала рассказывать, что следует изменить, чтобы сделать Варшаву более удобной, в том числе для тех, кто передвигается с помощью трости, костылей или пользуется инвалидной коляской. Сайт оказался очень популярным, ресурс даже получил специальную премию от городских властей!

Для того, чтобы сделать среду и все услуги более доступными для слабовидящих и слепых, Йоланта Крамаж, учредительница специального фонда поддержки «Висмайер», рассказала, какую помощь могут получить люди, имеющие проблемы со зрением. Например, по запросу можно получить собаку-поводыря. Главное условия получения такой помощи – быть социально активным и добросовестно заботиться в четвероногом друге.

– Совсем не хочется давить на жалость, наше решение – сделать все, чтобы люди без зрения смогли вести самостоятельный образ жизни, – говорит она. – Чтобы могли самостоятельно одеться, выйти на прогулку, высказать мнение и принять решение, касающееся их жизни.

Заяви о своих потребностях!

Такого же «самостоятельного» решения проблем придерживаются многие местные власти и органы самоуправления. То, что нужно каждому конкретному региону, предлагают решать сообща! О своём опыте стратегического городского планирования рассказал бургомистр города Зелёнка Грегор Дудзик. Город находится недалеко от Варшавы, некоторые считают его даже спальным районом польской столицы. Однако, по мнению бургомистра, это отдельный населенный пункт со своими проблемами и путями развития. Несколько лет назад городской совет принял решение начать работу над стратегическим планом развития. И, чтобы учесть потребности жителей, им предложили включиться на всех этапах – от определения проблем (было проведено социологическое исследование) и до продумывания возможных решений.

Население откликнулось активно: рабочая группа на протяжении многих месяцев искала ответы на возникающие вызовы, определяла возможности и риски. Именно в этот момент активно включились пожилые и люди с инвалидностью, заявив, наряду с другими вопросами, о своей потребности в доступной среде.

– И это пожелание учли, мы работаем над совершенствованием этой сферы, – констатировал представитель городского совета. – Мы сделаем максимально комфортную архитектурную среду – с этим есть пока вопросы, скоро в городе также появится центр дневного пребывания для пожилых и людей с инвалидностью.

Кстати, в небольших городах Беларуси также появилась возможность участвовать в создании стратегических планов развития – так называемых Повестках 50, которые представляют собой документы, описывающие необходимые изменения в сфере социальной поддержки инвалидности, в вопросах доступности.

В ближайшее время на нашем сайте появятся более подробные материалы из ознакомительной поездки беларусских специалистов.  

Данная публикация подготовлена в рамках кампании «Повестка 50», которая реализуется Офисом по правам людей с инвалидностью при финансовой поддержке Европейского союза.